Память блаженной Матроны Анемнясевской, Касимовской

29 июля в Богоявленском соборе чтили память блаженной Матроны Анемнясевской, Касимовской, и звучал тропарь: «Препросла́влен еси́, Христе́ Бо́же наш, свети́ла на земли́ отцы́ на́ша основа́вый и те́ми ко и́стинней ве́ре вся ны наста́вивый, Многоблагоутро́бне, сла́ва Тебе́».

«Я́ко зарни́ца небе́снаго огня́ возсия́ в рязанстей стране́ блаже́нная ста́рица свята́я Матро́на, ея́же па́мять дне́сь творя́ще, воспои́м Христа́ Бо́га, моля́ще Его́ дарова́ти на́м тоя́ предста́тельством в боле́знех, беда́х и ско́рбех терпе́ние, и душа́м на́шим ве́лию ми́лость».

Мат­рё­на Гри­горь­ев­на Бе­ля­ко­ва ро­ди­лась 6 но­яб­ря 1864 го­да в де­ревне Ане­мня­се­во Ка­си­мов­ско­го уез­да Ря­зан­ской гу­бер­нии. Семья её считалась самой бедной в деревне, отец был горьким пьяницей. После семи лет Матрёша внезапно заболела оспой. Родители не лечили девочку, и после болезни она ослепла.

Её обязанностью стало нянчить младших сестрёнок и братишек. Однажды, оставшись с младшей сестрёнкой, слепая Матрёша уронила девочку с крыльца. Матрёша очень испугалась, заплакала и бросилась за сестрой. В это время проходила мать девочек, которая, увидев, что случилось, стала бить слепую девочку. Мать била её очень сильно и долго, и, теряя сознание, девочка увидела Царицу Небесную. Она сообщила об этом своей матери, но та стала её бить ещё сильнее. Трижды за время избиения Матрёша увидела Царицу, которая сказала ей какие-то слова, но тайну этих слов Матрёна не открыла никому до конца своей жизни. После сильного избиения родной матерью слепая изувеченная девочка потеряла возможность ходить. Она стала совершенно беспомощной, могла только лежать и до самой смерти так и не вставала с кровати.

В родительском доме Матрёша пролежала 17 лет, находя утешение только в молитве. Как-то раз к ней обратился больной крестьянин с просьбой вылечить ему спину. Матрёша подержала свою руку у него на спине, и боли прекратились. С тех пор к ней стали ходить люди со своими нуждами и болезнями. Вскоре Матрёша вместе с сестрой Дарьей переселилась в небольшой домик, выстроенный специально для Матрёши добрыми людьми. Но её сестра относилась к блаженной только как к источнику дохода, требуя, чтобы она брала как можно больше приношений. Матрёша опять была вынуждена переселиться, теперь она переехала к своему племяннику, человеку очень религиозному и доброму.

По внеш­не­му сво­е­му ви­ду Мат­ре­ша бы­ла на­столь­ко ма­ла, что ка­за­лась де­ся­ти­лет­ним ре­бен­ком. Ее пла­тьи­це, по­да­рок од­ной из по­чи­та­тель­ниц, за­кры­вав­шее бла­жен­ную со­всем с но­га­ми, бы­ло все­го 90 сан­ти­мет­ров в дли­ну. Оче­вид­но, с де­ся­ти­лет­не­го воз­рас­та, с тех пор, ко­гда она ли­ши­лась воз­мож­но­сти хо­дить, те­ло ее не рос­ло и на­все­гда оста­лось та­ким, ка­ким бы­ло у де­ся­ти­лет­ней де­воч­ки. Она име­ла воз­мож­ность пе­ре­во­ра­чи­вать­ся с бо­ка на бок, ше­ве­лить руч­ка­ми и брать неболь­шие пред­ме­ты. Она лег­ко и сво­бод­но раз­го­ва­ри­ва­ла и пе­ла свя­щен­ные пес­но­пе­ния уди­ви­тель­но чи­стым и звон­ким дет­ским го­ло­сом.
Ни­кто не зна­ет, как она мо­ли­лась Бо­гу. Из­вест­но толь­ко лишь то, что Мат­ро­на зна­ла на­изусть очень мно­го мо­литв, мно­гие ака­фи­сты и цер­ков­ные пес­но­пе­ния.
Во вре­мя бе­сед со сво­и­ми по­се­ти­те­ля­ми она ча­сто чи­та­ла вслух раз­лич­ные мо­лит­вы, под­хо­дя­щие по сво­е­му со­дер­жа­нию к дан­но­му слу­чаю. Ино­гда чи­та­ла це­лые ака­фи­сты, чи­та­ла быст­ро, уве­рен­но, гром­ким го­ло­сом. Пе­ла цер­ков­ные пес­но­пе­ния, со­вер­шен­но пра­виль­но вы­дер­жи­вая осо­бен­но­сти гла­сов и рас­пе­вов.
На во­прос од­но­го из удив­лен­ных по­се­ти­те­лей, спро­сив­ше­го, как это она, бу­дучи сле­пой, зна­ет на­изусть да­же це­лые ака­фи­сты, Мат­ре­ша от­ве­ти­ла: «При­дет доб­рый че­ло­век и про­чи­та­ет что-ни­будь, а я и за­пом­ню с Бо­жи­ей по­мо­щью».
Мат­ре­ша ча­сто при­ча­ща­лась Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин, каж­дый ме­сяц обя­за­тель­но. С этой це­лью она при­гла­ша­ла к се­бе сво­е­го ду­хов­ни­ка – при­ход­ско­го свя­щен­ни­ка, и день при­ня­тия Св. Та­ин бы­вал для нее са­мым ра­дост­ным днем. Пять раз в те­че­ние сво­ей жиз­ни она со­бо­ро­ва­лась.
Осо­бен­но стро­го со­блю­да­ла Мат­ре­ша по­сты. С сем­на­дца­ти лет она не ела мя­са. Кро­ме сре­ды и пят­ни­цы со­блю­да­ла та­кой же пост по по­не­дель­ни­кам. В цер­ков­ные по­сты по­чти ни­че­го не ела или ела очень ма­ло. Кро­ме по­дви­гов по­ста и мо­лит­вы, бла­жен­ная, как уже бы­ло ска­за­но, доб­ро­воль­но тер­пе­ла хо­лод, а так­же пе­ре­би­ра­ла и пе­ре­кла­ды­ва­ла кам­ни, при­не­сен­ные ее по­чи­та­те­ля­ми из раз­ных свя­тых мест.
Очень ува­жа­ла Мат­ре­ша ду­хо­вен­ство и к каж­до­му свя­щен­ни­ку все­гда и неиз­мен­но от­но­си­лась с глу­бо­ким бла­го­го­ве­ни­ем. Но к рас­коль­ни­кам об­нов­лен­цам, в ка­ком бы сане они не бы­ли, на­обо­рот от­но­си­лась очень стро­го. Од­но­го из сво­их при­ход­ских свя­щен­ни­ков, пе­ре­шед­ше­го в об­нов­лен­че­ство, на­зы­ва­ла «наш Пет­ру­ша».

Осо­бен­но Мат­ре­ша лю­би­ла мо­на­хинь и во­об­ще де­виц. Мо­на­хинь ста­ви­ла вы­ше мир­ских, все им про­ща­ла, бы­ва­ла с ни­ми, как ре­бе­нок.

Из свя­тых мест с наи­боль­шим бла­го­го­ве­ни­ем Мат­ре­ша от­но­си­лась к Иеру­са­ли­му, к мо­на­сты­рям Ди­ве­ев­ско­му и Са­ров­ско­му. Она го­во­ри­ла о них с осо­бен­ным уми­ле­ни­ем и лю­бо­вью. Сво­им бла­го­че­сти­вым по­се­ти­те­лям она по­сто­ян­но со­ве­то­ва­ла схо­дить в Ди­ве­е­во и Са­ров, счи­тая их ме­ста­ми осо­бен­но­го при­сут­ствия бла­го­да­ти Бо­жи­ей. И ра­до­ва­лась, ко­гда ис­пол­ня­лись эти ее со­ве­ты.
На­хо­дясь без­вы­ход­но в сво­ей ком­нат­ке, Мат­ре­ша зна­ла мно­гих свя­тых и бла­го­че­сти­вых лю­дей, рас­се­ян­ных по ли­цу зем­ли рус­ской, и на­хо­ди­лась с ни­ми во внут­рен­нем бла­го­дат­ном об­ще­нии, хо­тя она ни­ко­гда их не ви­де­ла и не го­во­ри­ла с ни­ми.
Мат­ре­ша сво­им внут­рен­ним, ду­хов­ным взо­ром как бы на­сквозь ви­де­ла каж­до­го из сво­их по­се­ти­те­лей и каж­до­му да­ва­ла то, что для него нуж­но, по­лез­но, необ­хо­ди­мо в за­ви­си­мо­сти от его на­стро­ен­но­сти, его ду­хов­ных немо­щей и нужд, в за­ви­си­мо­сти от усло­вий и об­сто­я­тельств, сре­ди ко­то­рых ему при­хо­ди­лось жить.

Од­них она учи­ла и на­став­ля­ла; дру­гих об­ли­ча­ла и рас­кры­ва­ла им их гре­хи и по­ро­ки; тре­тьих обод­ря­ла и уте­ша­ла в тя­же­лых об­сто­я­тель­ствах жиз­ни; чет­вер­тых пре­ду­пре­жда­ла, ука­зы­вая по­след­ствия их оши­боч­но­го пу­ти, стрем­ле­ний и на­ме­ре­ний; пя­тых ис­це­ля­ла от бо­лез­ней, – и всех вме­сте ста­ра­лась на­пра­вить на путь ис­тин­ной, бо­го­угод­ной хри­сти­ан­ской жиз­ни. Этим объ­яс­ня­ет­ся и раз­но­об­ра­зие ее от­но­ше­ний к по­се­ти­те­лям. Од­них она при­ни­ма­ла чрез­вы­чай­но лас­ко­во, с ра­до­стью и уча­сти­ем, как до­ро­гих и близ­ких сво­их лю­дей. Дру­гих она про­го­ня­ла от се­бя, что бы­ло все же очень ред­ко. Все это бы­ва­ло, как го­во­ри­ли ее по­се­ти­те­ли, или в тех слу­ча­ях, ко­гда че­ло­век за­хо­дил к бла­жен­ной из празд­но­го лю­бо­пыт­ства, или то­гда, ко­гда это нуж­но бы­ло для ис­прав­ле­ния че­ло­ве­ка. Ко­гда та­кой че­ло­век пой­дет от Мат­ре­ши, он по­ду­ма­ет о се­бе и со­зна­ет гре­хи свои. Ес­ли он по­сле это­го опять при­хо­дил к Мат­ре­ше, то она с ра­до­стью при­ни­ма­ла его.
По мо­лит­вам бла­жен­ной Мат­ро­ны со­вер­ша­лись ис­це­ле­ния от мно­же­ства тя­же­лых неду­гов, ко­гда да­же вра­чи не ве­ри­ли вы­здо­ров­ле­нию, так как со­всем недав­но ви­де­ли небла­го­при­ят­ный ис­ход. Ис­це­ля­лись и от пьян­ства, и от бес­но­ва­ния.

По бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Алек­сия, про­слав­ле­ние свя­той бла­жен­ной Мат­ро­ны Ане­мня­сев­ской бы­ло со­вер­ше­но в го­ро­де Ка­си­мо­ве Ря­зан­ской епар­хии в чет­верг Фо­ми­ной неде­ли 9/22 ап­ре­ля 1999 го­да ар­хи­епи­ско­пом Ря­зан­ским и Ка­си­мов­ским Си­мо­ном с со­бо­ром ду­хо­вен­ства Ря­зан­ской епар­хии. Бла­жен­ная Мат­ро­на Ане­мня­сев­ская сна­ча­ла бы­ла про­слав­ле­на как мест­но­чти­мая свя­тая Ря­зан­ской епар­хии, а на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре она бы­ла ка­но­ни­зи­ро­ва­на в ли­ке но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния. По­двиг ее свя­то­сти со­че­та­ет в се­бе как при­мер необы­чай­но­го тер­пе­ния, по­ста и мо­лит­вы, так и об­раз ис­по­вед­ни­че­ства.

Пресс-служба Богоявленского собора

Выберите раздел: